Bookvoed.ruНаш партнёр
Доставка книг по всей Европе

Грузины Эстонии вспоминали в Ида-Вирумаа абхазскую войну

Грузины Эстонии вспоминали в Ида-Вирумаа абхазскую войну

Объединяющая живущих в Эстонии грузин организация «Грузинский дом» и ида-вируское землячество «Виру Джорджия» в минувшие выходные провели в Майдла общеэстонскую встречу, на которой вспоминали события в Абхазии начала 90-х, из-за которых около двухсот грузин и кавказских эстонцев вынуждены были покинуть тот регион и переселиться в Эстонию, в том числе на Северо-Восток.

Вооружённый конфликт в Абхазии 1992-1993 годов был одной из «горячих точек» на постсоветском пространстве, противостояние и войны в которых были катализированы «перестройкой» и последовавшим развалом Советского Союза. В ходе грузино-абхазской войны, в которой с обеих сторон участвовали и иностранные добровольцы, погибли, по некоторым данным, свыше восьми тысяч человек и порядка 200 тысяч стали беженцами. 

На встрече в Майдла присутствовал и мэр Кивиыли Николай Воейкин, который в начале 90-х был руководителем ида-вируского филиала департамента гражданства и миграции Эстонии и в этом качестве участвовал в приёме эстонской стороной беженцев из Абхазии. Многие из тех беженцев, на сегодня, уже прочно осели в Эстонии и даже сумели состояться как вполне успешные люди.

- Очень важно, что вы не забываете свою трагическую историю. Но жить нужно дальше, и я уверен, что в будущем у вас всё наладится и стабилизируется, - сказал местный политик собравшимся в ответ на их слова признательности эстонской стороне.

Среди бежавших от последствий той войны - кавказский эстонец Анатолий Бергет, ныне имеющий своё дело в Ида-Вирумаа. Во время абхазских событий ему было шестнадцать. Анатолий говорит, что участвовал в охране своего села, а потом, после падения Сухуми, прикрывал отступление. Другому изгнаннику, ныне тоже успешному предпринимателю и лидеру «Виру Джорджиа» Теймуразу Кардава в 92-м было и того меньше - всего двенадцать, но и он, как другие ровесники, не только быстро научился на войне распознавать по звуку типы снарядов и оружия, но и помогал воюющим соплеменникам. Детишки с автоматами были запечатлены также на снимках, которые сопровождали всю встречу в Майдласком народном доме: здесь прошла фотовыставка, призванная напомнить выходцам из Абхазии о трагедии начала 90-х. Надолго ли сохраняются в памяти уроки вражды, полученные в столь нежном возрасте?

Бергет, который вспоминает, что в дни боёв противниками для них являлись Россия, подразделения Конфедерации горских народов Кавказа, казачьи и даже армянские формирования, добавляет, что это не касается мирного населения.

- Враг - он для меня на поле боя, враг - тот, кто приходит с оружием в мой дом. А в обычной жизни я не считаю рядового гражданина России или Чечни врагом. Это были политические игры на высшем уровне. Войны - вещь бессмысленная, и когда видишь сегодняшнюю «игру мускулами», хочется сказать: всё начинается с первого выстрела, а пока он не прозвучал, всем надо крепко подумать, что после выстрела всё построенное нами может исчезнуть.

Теймураз Кардава добавляет, что, как бы ни была уже устроена жизнь беженцев здесь, на родину всё же тянет.

- Для этого надо, чтобы Абхазия жила в составе Грузии, тогда мы вернёмся туда. Надеемся на это.

По словам побывавшей на мероприятии посла Грузии в Эстонии Теа Ахвледиани, проблему двух регионов, которые находятся «под российской оккупацией» (Абхазия и Южная Осетия), Тбилиси намерен решать только мирными средствами, в том числе через женевский диалог, гуманитарные процессы и прагматическую политику в отношении России. Впервые побывавший у здешних абхазских изгнанников председатель продолжающего работу в Тбилиси Верховного совета Абхазии, избранного ещё до той войны, Гиа Гвазава (на фото) сказал «ИП», что «абхазская проблема» на самом деле является «грузино-российской войной с применением этнических элементов» и этот конфликт начался ещё два века назад, а разрешать его надо, как и любую гражданскую войну, через поиск общего языка, в том числе и с российскими политиками в надежде на то, что «мир меняется и Россия тоже должна поменяться». 

Что же касается грузинско-эстонских связей, то здесь, в отличие от сумрачного российского направления, похоже, царит солнечная «погода». Госпожа Ахвледиани назвала эти связи «чрезвычайно позитивными с очень высокой динамикой». Гиа Гвазава добавил, что у возглавляемого им совета до сих пор плотной связи с выходцами из Абхазии в Эстонии не было, но теперь такие встречи, наверное, станут регулярными. Цель - и подбадривать людей, и заниматься их проблемами (на мероприятии спрашивали, например, насчёт выделения грузинской стороной квартир для беженцев, в Грузии не живущих), и перенимать эстонский опыт. 

Сегодняшняя грузинская диаспора в Эстонии насчитывает около 550-ти человек, поселившихся тут в разные периоды. «Грузинский дом» имеет воскресную школу, проводит национально-культурные мероприятия, планирует укреплять контакты с украинскими, молдавскими, азербайджанскими и другими культурными обществами, а также больше вовлекать в свою деятельность молодёжь, сказал «Инфопрессу» председатель «Дома» Заза Церетели.

Алексей СТАРКОВ

Фото автора